У наших растений много врагов. Но и в арсенале агронома немалый список средств борьбы с ними. Число зарегистрированных препаратов для защиты растений достигает нескольких сотен а рынок их продаж исчисляется триллионами долларов. И тем не менее, каждый год мы видим поля, пораженные болезнями, съеденные вредителями или утопающие в сорняках.
Почему так?
Почему не работают препараты?

Причин тому немало и мы попробуем разобрать их подробно.

Ошибки в подборе препаратов.
Великий Парацельс еще в XVвеке заявил «кто хорошо диагностирует – тот хорошо лечит». Прошедшие шесть веков только подтвердили правильность этого. Чаще всего низкая эффективность проведенной обработки связана с неправильным диагнозом.
Мы ошибаемся в диагностике заболеваний. Симптомы бактериальной пятнистости томата практически неотличимы от симптомов альтернариоза, а фузариозное увядание очень легко спутать с сосудистым бактериозом. И ладно бы, если бы ошибки касались только болезней. Очень часто к нам в лабораторию поступают пожелтевшие растения лука с подозрением на грибковые или бактериальные заболевания, в результате анализа которых выявляется вредитель – стеблевая нематода или луковый клещ.
И конечно же, ни один препарат в мире не может лечить «сразу от всего» (а если вам это обещают, то это первый и главный признак шарлатанского снадобья).
Против клеща нужен акарицид, для борьбы с пероноспорой – системные фунгициды6 а по нематоде – вообще отдельная группа препаратов.
Так может просто намешать всего в одну баковую смесь? Фунгициды с инсектицидами и туда же добавить и нематициды и антибиотики от бактериальных болезней (чтоб уже наверняка получилось «от всех болезней»)?
Не получится.
Во-первых это будет нереально дорого. Ведь даже по грибковым заболевания нет универсального препарата. По каждому виду грибков – свои «специалисты». Так например препараты металлаксила наиболее эффективны по фитофторе, а вот по пероноспоре  лучше всего работают фосетил алюминия и диметомофр. Зато против серой гнили все трое будут бессильны (тут понадобится тиофанат-метил или флудиоксанил). А по фузариозу и вовсе лучше беномила ничто не сработает.
А во вторых, фрукты-овощи, выращенные при таких подходах сами по себе превратятся в чистый яд. И в лучшем случае, их не допустят к продаже, а в худшем, вы рискуете получить серьезные проблемы с расследованием причин отравлений потребителей.
И в третьих, такая «смесь от всего» превратится в коктейль, смертельно опасный для самого растения. Химические токсикозы, вызванные неумеренным увлечением пестицидами, к сожалению, перестают быть редкостью. И никогда это не приводит к получению высокого урожая.
Так что, выход по прежнему все тот же, что и шесть сотен лет назад – перед применением препарата нужно очень точно определить причину проблемы. А это в ряде случаев невозможно без лабораторного анализа. Ведь как бы ни были похожи внешние признаки поражения культуры стемфилиумом и пероноспорой, но их споры под микроскопом абсолютно непохожи и ошибка при лабораторной диагностике исключена.

споры стемфилиума

споры фузариума

споры альтернарии

И не только болезни и вредители требуют точной диагностики перед выбором препарата. Не менее важно это и в борьбе с сорняками. Пусть этот диагноз и не требует микроскопирования, но помощь  специалиста или хорошего справочника крайне необходима и в этом случае. Стоит попутать гречишку вьюнковую с вьюнком полевым, росичку с пыреем  и ваша обработка не даст ожидаемого эффекта.
Так что первый и наиважнейший шаг к тому, чтобы каждая ваша обработка поля дала нужный результат – не жалейте времени и сил на точную диагностику.

Проблемы качества препарата.

К таковым относится: работа просроченными препаратами, контрафакт или низкокачественные «аналоги» , использование устаревших формул препаратов.

Просрочка.
Проблемой может стать как использование препаратов с истекшим сроком годности, так и неправильные режимы хранения. И нередко проблему себе создает сам фермер. Оптовому покупателю всегда дают большие скидки. И потому очень часто мы покупаем «в запас». А год на год не приходится. И к концу сезона почти всегда на складе остаются неиспользованные препараты. Но очень мало кто заботится о правильных режимах их хранения. Замерзание жидких формуляций в большинстве случаев приводит к потере их свойств, для порошков опасна высокая влажность, многие препараты не выдержат длительного хранения в раскаленных солнцем металлических складах.
Хорошо было бы конечно покупать все  по мере потребности, но увы, такой «супермаркет» доступен не каждому аграрию. И потому, заполняя склад запасом препаратов – загляните в этикетку, там четко изложены требования к режимам хранения. И требования эти очень важно соблюдать.
Казалось бы, ну в чем проблема? Покупай у надежного поставщика, который никогда не запачкается в продаже просроченного «переклеивании этикеток»

Дженерики.
Я не являюсь апологетом работы «только оригиналами». При всем уважении к компаниям – разработчикам новых средств защиты растений, их аппетиты иногда бывают непомерными и только конкуренция может их как то разумно ограничить. И потому дженериками мы работаем часто и с удовольствием. Но в то же время с большой осторожностью.
Потому что вопрос качества препарата – это не только вопрос концентрации в нем действующего вещества. Имеет значение и качество измельчения (чем меньше частички в суспензии, тем больше площадь контакта препарата с объектом) и сложные вещества – добавки (прилипатели, пенетраторы, стабилизаторы…). Очень часто именно эти «маленькие хитрости» и обеспечивают разительное преимущество в эффективности одного препарата над другим при абсолютно одинаковом «д.в».
Все было бы просто, если бы органы, ответственные за регистрацию препаратов, проводили серьезные и достоверные исследования каждого из дженериков не только по санитарным требованиям и наличию заявленной концентрации «д.в.», а и по сравнительной эффеткивности. Однако, на деле такие исследования как минимум нигде не публикуются, а весьма вероятно, и не проводятся. Вместо этого, в лучшем случае, нам предлагается откровенная имитация слепленная по единому лекалу «такой то институт провел исследования нашего препарата и доказал что он и есть самый лучший». Что поделать? Кто платит – тот и заказывает музыку.
Решить эту проблему глобально можно только путем кооперации фермеров. И это направление в кооперации мне кажется намного более важным и перспективным, чем кооперация в производстве или сбыте. Если бы фермеры создали свой собственный фонд для проведения испытаний и проверки эффективности препаратов, и сами бы оплачивали это, то они бы имели реальную возможность добиться проведения честных и прозрачных исследований на высоком научном уровне.
Ну а пока такой фермерский союз не создан, стоит быть осторожным и вводить в систему защиты только те дженерики, качество которых хоть как то мог проверить либо на поле соседа, либо на своих собственных мини-участочках пробниках.
Но только никогда не работайте с контрафактом. Никаких «препаратов недорого за наличку» и никаких «завезли контрабандой»! И это не вопрос законопослушности. Это вопрос вашей безопасности. Продавцы контрафакта порой сами не знают что насыпано в тех мешках с переклеенными этикетками и последствия такой лотереи бывают катастрофическими.
Лет 15 назад, как раз в год очень высоких цен на лук, один украинский фермер решил сэкономить на фунгициде. И купил фунгицид в серых мешках без этикетки с надписями на малораспространенном языке. И тут же его использовал. И потерял все поле. Мы и до сих пор не знаем, что за адский порошок был в тех мешках6 но луковицы просто разорвало – у них вылезли донца полопались сочные чешуи и урожай погиб полностью.
Вот такой высокой порой бывает цена глупой «экономии».

Нарушение ядооборота.
Создание новых молекул (да плюс испытания и регистрационные процедуры)  – очень дорогостоящий и долгий процесс. И потому все новинки, как правило, недешевы. То ли дело, старые проверенные «бордосская жидкость» да «старая добрая фосфоорганика»! Проверено десятилетиями и стоит так заманчиво недорого…
Ах, как не хочется списывать в архивы старые отработанные технологии защиты. И потому так медленно уходят с рынка препараты – «старички».  Ведь, как известно, спрос определяет предложение. А значит, именно наша консервативность – основная причина тому, что в перечнях зарегистрированных препаратов так много «старичков».
Так например уже не первое столетие мы обрабатываем наши растения серой. Несмотря на разработку целой линейки новых разновидностей медьсодержащих препаратов – до сих пор применяются препараты медного купороса.  Пятьдесят лет назад были запрещены хлорорганические соединения – инсектициды, но их ровесники – фосфоорганические соединения уже шестой десяток лет не покидают полок складов средств защиты (несмотря на всем известные проблемы высокой скорости формирования резистентности и острой токсичности для млекопитающих).
Я не спешил бы призывать всех отказаться от применения в системе защиты этих групп препаратов. Но нужно максимально разнообразить свою тактику борьбы с вредителями и болезнями. Ядоборот – важнейший инструмент в недопущении проблемы резистентности. А реальный ядооборот возможен только при использовании максимально широкого ассортимента доступных препаратов. Вот почему мы с вами должны успевать следить за новинками, испытывать  и внедрять их. У большинства новых препаратов есть важные преимущества – к ним еще не успели сформироваться устойчивые популяции и расы, они как правило менее токсичны для человека, чем традиционные. Выставки, семинары, дни поля и специализированная пресса – вот источник поиска новых, современных решений наших проблем, в том числе и столь острой проблемы неэффективности средств защиты растений, как возникновение резистентности у вредителей и болезней.
Ошибки в составлении баковых смесей.
Это также очень распространенная причина провалов с химобработками. Мы слишком мало читаем, мы скорее готовы потратить лишнюю тысячу долларов на покупку дополнительного препарата, чем лишний час на изучение особенностей его применения.
И совершаем фатальные ошибки.

Это простенький эксперимент обычно проводят на уроках химзащиты в агроуниверситетах. Справа – правильно приготовленный раствор бордосской жидкости (вначале залили раствор извести а в нее уже добавили медный купорос) и мы видим стабильный раствор. Слева – нарушен порядок смешивания (известь добавляли в медный купорос) и раствор быстро образует обильный осадок, а на поле такая ошибка приводит к ожогам листа.

Нарушения совместимости препаратов. 
Вопрос этот непростой, поскольку каждая химическая компания в лучшем случае дает развернутую характеристику своего препарата и вряд ли будет проводить отдельные исследования по поводу совместимости со всеми продуктами конкурентов. В полном каталоге будет написано разве что общими понятиями «несовместим с препаратами меди», как фосетил алюминия, «несовместим с минеральными маслами», как например каптан, или «не допускается смешивание с препаратами или удобрениями, имеющими щелочную реакцию», как гербициды бетанальной группы. Чтобы перевести это все на понятные фермеру названия препаратов нужно либо посоветоваться с компетентным консультантом, либо потратить долгие зимние вечера на изучение книжек по теории защиты растений (последний вариант – самый надежный, но к сожалению желающих выбрать его всегда так мало).
Но самое малое что вы можете сделать при составлении баковых смесей – почитайте подробную информацию о препарате, посоветуйтесь со специалистом- химиком и если ест хоть малейшие сомнения в допустимости смешивания – лучше потратьте лишние десять долларов на гектар и пройдите поле дважды (каждым компонентом по отдельности).
И уж тем более, не увлекайтесь добавлением без особой нужды «некорневых подкормок, стимуляторов, антистрессантов». Слишком часто я встречал в «историях болезни» моих подопечных катастрофические последствия таких «коктейлей». В 2008 году в Крыму великолепное поле томата было сожжено из за того, что не в меру усердный агроном решил к весьма высокой доже медьсодержащего препарата добавить еще и 4 кг/га концентрата микроэлементов (слишком много тяжелых металлов оказалось в том растворе).

«Полудозы». 
Это не самая распространенная, но самая вредоносная ошибка. Ибо она приносит горе не только тому фермеру, который ее совершает, но и всем аграриям по соседству. Когда фермер работает половинной дозой препарата, поясняя свое глупейшее решение тем что «я ж для профилактики». Или еще того лучше – делает баковую смесь по принципу «три препарата по полдозы каждого, чтобы помогло от всего но было недорого». Все это неизбежно приводит к одному – ускоренному выведению устойчивых к препарату популяций вредителей и болезней.
Известная легенда про царя Митридата рассказывает как этот древний властитель, боявшийся отравителей приучил себя ко всем известным на то время ядам. Он принимал их в малых количествах, постепенно наращивая дозу. Сколько в той легенде правды – судит сложно, но абсолютно достоверным является тот факт, что именно таким путем проще всего доиграться до проявлений резистентности к большинству имеющихся в нашем арсенале препаратов.
Хотите сэкономить?
Это нормальное желание. Но не таким глупым путем. Для экономии препарата есть надежные и разумные методы: точная диагностика проблемы, чтобы работать не наобум а точно в цель, использование локальных, ленточных обработок (это и сэкономит вам половину препарата и увеличит качество покрытия растений), тщательный выбор времени проведения обработки, применение поверхностно активных веществ и прочие методы (описываемые и в данной статье).

Нарушения порядка смешивания разных препаративных форм.
Все дело тут  в тех самых маленьких буковках с точечкой, которые ставятся после наименования препарата.
Редко какие из применяемых нами средств защиты растений полностью растворимы в воде и способны давать нам истинные растворы для опрыскивания. Чаще всего мы работаем с нерастворимыми порошками (которые применяем в виде суспензий – взвеси твердых частиц в воде, или эмульсий – взвеси жировых шариков в воде)
Вот потому то и сами препараты имеют разные препаративные формы – концентраты эмульсий (к.э), смачивающиеся порошки (с.п), концентраты суспензий (к.с) и так далее.
Табличка последовательности добавления в бак опрыскивателя разных препаративных форм проста и ее лучше всего распечатать, заламинировать и наклеить прямо на ваш опрыскиватель. Чтобы она всегда была перед глазами во время приготовления баковых смесей. Потому что нарушение этого порядка приводит к очень неприятным сюрпризам при проведении обработки.

Норма расхода воды.  
Еще один важный фактор, влияющий на качество обработки, но так редко упоминаемый в справочниках и перечнях разрешенных препаратов.
Общее правило подбора оптимальной нормы расхода рабочей жидкости при опрыскивании выглядит так: контактные препараты лучше применять с большим расходом воды а системные с малым. А сколько конкретно литров на гектар?
Это зависит от от препарата и от вашего опрыскивателя и от дело тут  ряда сопутствующих факторов (например при жаре норму расхода воды повышают о чем подробнее поясняется ниже).  Например глифосат – системный гербицид, очень чувствителен к примесям солей и органических веществ в воде (а мало кто имеет возможность использовать предельно чистую воду) и потому наилучшим методом его применения будет малообъемное опрыскивание – от 50 до 80 л/га расход рабочей жидкости. Но много ли у нас таких опрыскивателей на которых возможность выставить столь малый расход воды, чтобы при этом была обеспечена приемлемая равномерность покрытия поверхности? Немного, поверьте мне. И потому приходится «по одежке протягивать ножки». И идти на компромисс и соглашаться на 120 л/га. Но вот сработать глифосатом с расходом 300-400 л/га (например просто поленившись перенастраивать опрыскиватель после фунгицидной обработки) – это уже будет очень большой ошибкой, нередко приводящей к полной потере ожидаемого эффекта от применения препарата.
А вот что касается почвенных гербицидов, таких как пендиметалин или пропизамид то тут и 500 л/га не самый оптимальный вариант. Из многолетнего опыта работы могу вас уверить – наилучшие результаты будут при применении этих препаратов с нормой расхода рабочей жидкости 800-1000 л/га.
Для большинства системных инсектицидов и фунгицидов оптимальные нормы расхода рабочей жидкости находятся в  пределах 150-250 л/га,  а контактных – 400-450 л/га.
В садах, виноградниках и теплицах нормы расхода воды выше, поскольку там заметно возрастает суммарная площадь обрабатываемой поверхности на гектаре.

Погодные условия.
Фраза «у природы нет плохой погоды» придумана горожанами. Агроном хорошо значит, как много значит погода для успеха выращивания культуры в целом, а также и для эффективности каждой технологической операции в отдельности. Тем более, для такой тонкой и сложной, как опрыскивание.

Что может помешать нам эффективно применить препарат? К сожалению таких погодных факторов очень много.
Ветер.
Снос препаратов ветром резко снижает качество обработки. Если бы ветер дул весь день в одном направлении и с равной силой, то этот снос компенсировался бы очередным проходом, но на деле ветер как правило бывает порывистым и препарат ложится на поле неравномерно – где то попадет передозировка (что в ряде случаев может повредить растения) а где то почти ничего (и мы получим на поле полосы и пятна сохранившейся инфекции). Наверное всем известно правило: «не проводи опрыскивания если скорость ветра выше 5 м/с». Но не все его соблюдают, и скажу больше – не все ту скорость ветра вообще меряют. А вот это уже стыдно, коллеги. Простенькая цифровая метеостанция на сегодня стоит 200 долларов. Это во много раз меньше, чем убытки от некачественно проведенного опрыскивания даже для небольшого фермерского поля.

Однако не всегда есть возможность переждать ветер. Есть немало регионов, где ветры не утихают неделями, или же сменяются дождями (что еще более проблематично для проведения эффективной химобработки). Для таких случаев надо иметь наготове системные решения – специальные конструкции опрыскивателей. Туннельные опрыскиватели для садов, ленточные опрыскиватели для пропашных культур – позволяют предельно качественно проводить химобработки даже при сильном ветре. Но даже для обычного штангового опрыскивателя тоже есть опции, помогающие хотя бы частично решать проблему ветра – новые модели инжекторных форсунок и «фенные опрыскиватели» ( системы принудительного осаждения капель).

Жара 
Экстремально высокие температуры (выше +25оС) могут значительно снизить эффективность средств защиты растений. Но не все и не всегда. Современная химическая промышленность создала широкий набор препаратов, так чтобы мы могли подобрать оптимальный не только под нужное заболевание, но и зачастую под нужную температуру. Так например в борьбе с курчавостью персика, паршой яблони и рядом других заболеваний стандартная тактика агрономов- начинать с ципродинила (наиболее хорошо работающего при низкой и средней температуре) а по мере роста температур переходить на более устойчивый к жаре  дифеконазол.
Высокие температуры ускоряют химическое и микробиологическое разложение гербицидов в почве (сокращая период их защитного действия), при опрыскивании во время жары (особенно при малом расходе рабочего раствора) значительная часть препарата испаряется до того, как попадет в растение, а восходящие потоки воздуха от разогретой почвы препятствуют хорошему покрытию растений раствором.
Для культур растущих на богаре, жара – это еще и засуха. Восковой налет становится заметно толще и на сорняках и на самом культурном растении  и, при расчете оптимальной нормы многих гербицидов это обязательно нужно учитывать (так например в зависимости от толщины воскового налета допустимая норма оксифлуорфена на луке в одной и той же фазе развития растения может отличаться в полтора раза!).
Жара – не форс-мажорное обстоятельство, это естественная и неизбежная ситуация при выращивании большинства культур. И потому для достижения успеха в применении средств защиты растений нужно просто тщательно подбирать препараты, устойчивые к высоким температурам, по-возможности работать в ночное время (когда температуры снижаются и на поле преобладают нисходящие потоки воздуха, прижимающие препарат к растениям) и проводить обработки с повышенным расходом рабочей жидкости.
Холод
Слишком низкие температуры также очень часто становятся причиной отсутствия хорошего результата в применении препаратов. В первую очередь это касается системных гербицидов (например глифосатов и регуляторов ауксинового обмена) – ведь их эффективность против сорняков тем выше, чем активнее в растении идут обменные процессы, а это прямо пропорционально температуре (до определенного оптимума конечно же). Такие гербициды не рекомендуется применять при температуре ниже +15оС, а уж тем более, в ситуации когда высока вероятность ночных заморозков.  Есть препараты – «любители тепла» и среди инсектицидов (в первую очередь это авермектины) и среди фунгицидов

Солнце
Именно так, не только высокая температура и прямые солнечные лучи могут быть губительны для ряда препаратов, резко сокращая период их защитного действия. К таким препаратам относятся например, все пиретроиды первого и второго поколения (циперметрин, дельтаметрин), для них характерна низкая фотостабильность. Именно поэтому фермеры-южане давно уже приучились проводить летние опрыскивания такими препаратами исключительно поздно вечером или ночью, чтобы препарат успел сработать до того, как начнет разрушаться под воздействием солнечных лучей. Для почвенных гербицидов, имеющих низкую фотостабильность обязательной будет немедленная заделка их в почву.

Дожди и туманы 
Главная опасность дождей конечно же в смывании препарата с растения. Моментально после опрыскивания ничего впитаться не успеет. Даже самым лучшим «системникам» нужно время для того, чтобы проникнуть сквозь кутикулу. А уж тем более это касается препаратов контактного действия (например фунгицидов и инсектицидов). В большинстве случаев минимальным периодом между завершением опрыскивания и дождем считают пять часов. Это период немного короче для системных препаратов при работе малым расходом жидкости и немного выше для контактников, к тому же это зависит и от температуры воздуха, но в среднем цифры именно таковы. Однако существенно сократить этот период ( а значит и снизить риск смывания препарата) может применения в баковой смеси поверхностно активных веществ (в народе называемых «прилипателями»), ведь именно они обеспечивают растекание капель раствора по поверхности листа тонкой пленкой, что и ускоряет проникновение препарата в лист или во вредоносный объект.
Но иногда на качество работы препарата может пагубно повлиять и «вчерашний дождик».  Сырая, дождливая, туманная погода препятствует образованию воскового налета на растении, а значит, повышает риски повреждения его казалось бы безопасными дозами гербицида.  Так например все тот же оксифлуорфен воообще запрещается применять на вегетирующих растениях менее чем через два дня после дождя.
В дождливые годы, а также в регионах с обилием осадков, агроному нередко приходится очень изощряться, чтобы выбирать «окошки» для проведения химобработок, и это при том, что именно в таких погодных условиях наиболее активно развиваются грибковые и бактериальные заболевания, и наиболее бурно растут сорняки. Так что если вам довелось работать в таком регионе – старайтесь максимально избавиться от злостных сорняков в паровом поле, не забывайте про почвенные гербициды, обработку семян протравителями, ведь дожди и туманы могут очень сильно затруднить вам решение этих проблем «страховыми» обработками в период вегетации. Ну и конечно помните, что в вашей зоне «прилипатель» – не роскошь а обязательный компонент большинства обработок поля.

Качество воды.
Той само воды, которую мы заливаем в бак нашего опрыскивателя. Печально констатировать этот факт, но из опыта общения с агрономами знаю, что вряд ли треть из них обращает внимание на этот важнейший фактор. А потому и нередко сталкиваются с сюрпризами «у меня не сработало».
И не сработает.
До тех пор, пока по каждому из применяемых препаратов не изучишь, при какой рН раствора он наиболее стабилен (а при какой может разлагаться за считанные минуты), насколько он чувствителен к жесткой воде и насколько к мутной воде из открытых водоемов.
Так например, качество работы глифосата очень сильно зависит от мутности воды (содержания в ней примесей почвы и прочей органики), а также от общей жесткости воды, причем разные ионы могут по разному влиять на скорость разложения препарата.
Ниже приведена диаграмма результатов исследований этого фактора на которой наглядно видно, как сильно падает эффективность этого гербицида при работе жесткой водой и как это зависит от вида солей, в ней содержащихся

Но ведь не все препараты так чувствительны к жесткой воде, как глифосат? Конечно же не все!
Есть такие что совершенно равнодушно переносят жесткость, но при этом запредельно чувствительны к кислотности воды. Причем у каждого препарата – свои капризы.
Одни за считанные минуты распадаются в щелочной воде, другие столь же нетерпимы к кислой. Некоторые примеры такой чувствительности приведены в таблице ниже (информация взята с сайта компании “Унифер“)

.

Для неукраиноязычных переведу на русский сокращения , “хв.” – минуты, “год” – часы “доба” – сутки.

А (напомню) препаратов у нас в реестре несколько сотен.
Это все можно запомнить?
Нет.
И не нужно запоминать.
Нужно просто зимой, до начала сезона составить план – систему защиты растений под культуры своего севооборота, не спеша изучить все особенности и капризы кадого из намеченных к применению препаратов, заранее продумать сосав и порядок приготовления всех баковых смесей и тщательно прописать все эти процедуры, чтобы к началу сезона все было под рукой и наготове.
И тогда не будут  сделаны ни одна из перечисленных тут ошибок.
И тогда у вас вряд ли появятся претензии к эффективности препаратов.
Ведь большая часть причин такой неэффективности будет просто исключена вами заранее.

Джерело